На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава

Таким макаром, можно прийти к выводу о том, что «телеграфная группа» вправду была и была связана с резидентом разведки в британском посольстве Бойсом, а через него и с Сиссоном. В каких отношениях находились полковник Самсонов и Е. П. Семенов, сказать тяжело. К огорчению, итогов работы этой группы мы практически не знаем На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава. Либо результаты их двухмесячного груда все еще лежат спрятанными в «безопасном месте», либо находятся и архивах британской разведки. Сиссон опубликовал в приложении № 2 к собственной брошюре только отрывок из телеграфного разговора меж Чичериным и Троцким. В воспоминаниях он приводит разговор меж Радском и Вронским. В данном письме Картеру он упоминает На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава еще о копии ленты пере: опоров меж Воровским в Стокгольме и Ганецким в Петрограде, но текста его нигде не имеется.

Что все-таки касается «смольнинской группы», то внимательное исследование всех свидетельств Е. П. Семенова и А. М. Оссендовского указывает, что ее на самом деле не было. Она исчерпывалась только этими На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 2-мя людьми, при этом в добывании подходящей инфы главную роль играл, пожалуй, Оссендовский, а в предложении сделанных Оссендовским документов на данном шаге главную роль играл Семенов. Все рассказы Семенова о работе «группы» в самом Смольном и в Наркоминделе являются вымыслом. Может быть, в их отражен реальный случай, когда в На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава комнате Смольного Оссендовский был застигнут М. С. Урицким, и наблюдение Оссендовского за разбитыми ящиками во дворе Смольного. Рассказанные Семеновым истории о добывании подписей Иоффе и Залкинда тоже имели, возможно, место и иллюстрируют методы их работы.

Примечания:

1 The National Archive of the USA (NA). RG-59. Sisson Documents (SD). Box 3. File На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава V.

2 Там же.

3 Sisson E. One Hundred Red Days. New Haven, 1931. P. 291–293.

4 The German-Bolshevik Conspiracy. Issued by The Committee on Public Information. 1918. P. 20.

5 Ibid.

6 Ibid.

7 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 5: Октябрь 1917 — июль 1918. М., 1974. С. 157.

8 О том, что намедни, 29 декабря 1917 г., В. И. Ленин воспринимал На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава Э. Сиссона вкупе с Р. Робинсом и они передали ему текст речи президента Вильсона, в биохронике не говорится.

9 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 5. С. 161.

10 Там же. С. 163.

11 Там же.

12 Там же. С. 168.

13 Sisson Е. Op. cit. Р. 294–295.

14 Ibid. Р. 295.

15 Последние анонсы. Париж. 1921. 3 апр.

16 Там же.

17 Последние анонсы. Париж На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава. 1921. 6 апр.

18 Там же.

19 Там же.

20 Там же.

21 NA. RG-59. SD. Box 1. File Sisson — lmbrie files.

22 Последние анонсы. Париж. 1921 г. 6 апреля.

23 Владимир Ильич Ленин. Биографическая хроника. Т. 5. С. 282.

24 Sisson Е. Op. cit. Р. 364–366.

25 Ibid. Р. 366.

26 NA. RG-59. SD. Box 3. File V.

27 Ibid

28 Ibid.

«Документы Сиссона»

В мою задачку не заходит подробный разбор На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава «документов Сиссона», тех 52 писем, циркуляров и протоколов, которые, выдавая за подлинные, передал Е. П. Семенов от имени «смольнинской группы» Эдгару Сиссону в феврале — начале марта 1918 г. (очередной, 53-й документ, имевший дату 9 марта, был послан вдогонку Сиссону, покинувшему Петроград 4 марта 1918 г.) Конкретно эти документы были размещены Э. Сиссоном в октябре 1918 г. в На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава основной части брошюры под заглавием «Германо-большевистский заговор».

Эти «документы» подверглись обоснованной критике со стороны финского левого социалиста Нуортевы и Джона Рида, опубликовавших в Америке свои памфлеты1. Будучи очевидцами событий Октябрьской революции в Петрограде, лично знакомыми с ее руководителями, Нуортева и Рид проявили несоответствие содержания «документов Сиссона На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава» реальным фактам. Потом, в 1919 г… в Берлине вышла в свет брошюра с вступлением Шейдсмана, посвященная критике «документов Сиссона» уже с германской точки фения. Там было подтверждено, что германских военных учреждений, or имени которых типо было выпущено большая часть размещенных Сиссоном «документов», не было в природе, их бланки и На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава печати, как следует, являются липовыми, а фамилии офицеров, подписывавших эти «документы», не числятся в германских перечнях2.

В конце концов, Дж. Кеннан в собственной статье 1956 г., используя фонд «документов Сиссона» в составе материалов Госдепартамента США, также результаты работ собственных предшественников, отдал прекрасный критичный разбор 53 документов из брошюры «Германо-большевистский заговор»3. Используя способы общеисторической На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава и источниковедческой критики всех доступных ему материалов, Дж. Кеннан не только лишь поставил точку в подтверждении поддельности «документов Сиссона», да и именовал создателя этих документов: журналиста, а потом писателя Антона Мартыновича (Фердинанда Антония) Оссендовского.

Но источник неистощим, возникновение новых исследовательских работ по данной теме полностью может На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава быть, тем паче что отысканные после 2-ой мировой войны подлинные документы правительственных учреждений кайзеровской Германии проявили, что сразу после захвата власти большевиками в Петрограде Германия вправду стала оказывать Совету Народных Комиссаров финансовую помощь, продолжавшуюся до октября 1918 г. Оссендовский и Семенов вроде бы носом ощущали это, но никаких доказательств в На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава руках не имели. Тогда они изобрели эти подтверждения. Но тривиальная фальшь этих «документов», разоблаченная в 1919–1920 гг., скомпрометировала саму тему о денежной поддержке кайзеровской Германией большевистского правительства. Только сейчас, после ликвидирования господствовавшей 74 года идеологии, раскрывается возможность для беспристрастного исследования и Рф всего комплекса вопросов о германо-большевистских связях в 1914 1918 гг., включая и На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава исследование «документов Сиссона». Не хотя предварять такое исследование либо проводить его второпях, мы ограничимся тут только несколькими деталями, которые, как нам кажется, проходили мимо внимания наших предшественников либо казались им несущественными. Нас же, напротив, интересует сам процесс фабрикации документов, механика их передачи Сиссону. Это с одной стороны, а с другой На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава — те образы, которые создавались содержанием этих документов в очах их читателей.

Желаю еще повторить, что самих материалов, которые Э. Сиссон привез из Рф, я в 3-х предъявленных мне коробках фонда «документов Сиссона» в Государственном архиве США не нашел.

Там имелся только 1-ый вариант Доклада Сиссона с включением На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава в него всех 53 документов в несколько ином, правда, чем в брошюре, порядке, фотокопии подлинных паспортов 2-ух «фигурантов», приложенные Оссендовским для придания переданным документам большей уверительности, фотокопии «письма Иоффе», германских циркуляров, но тех фото «подлинников» и самих «подлинников», которые передал Сиссону Семенов, в фонде не имеется. Потому мы будем На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава опираться тут лишь на тексты, размещенные в брошюре «Германо-большевистский заговор», и, в нужных случаях, на текст копий документов, содержащихся в начальном Докладе Эдгара Сиссона.

Сиссон опубликовал документы в собственной брошюре под 53 номерами, но некие номера содержат два-три документа. По их форме документы 13 номеров являются оригиналами (№№ 2, 3, 12, 13, 14, 26,28, 29, 30, 31, 43, 45, 46), а другие 40 — фотокопиями оригиналов. Как На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава мы помним, 1-ый документ, представленный Фрэнсису и Сиссону, был письмом А. А. Иоффе от 31 декабря 1917 г. Семенов представил оригинал, его фотокопию и британский перевод, после этого оставил только фотокопию и перевод, а оригинал взял назад, заявив, что он должен быть возвращен в Смольный. Происходило это 4 февраля На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 1918 г. в Южноамериканском посольстве на Фурштатской ул., 34. После чего до 9 февраля Сиссон и Фрэнсис обсуждали, что делать, и решили передать «письмо Иоффе» и документы первой серии кодом в Госдепартамент. Потом Сиссон связался с резидентом британской разведки Бойсом, вызнал от него, что Семенов известен ему и заслуживает доверия. После чего На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, как показывает Сиссон в собственных мемуарах, Семенов принес еще «два-три документа», один из которых имел более позднюю дату, чем «письмо Иоффе» (т. е. после 31 декабря 1917 г.). Но это все были фотокопии.

Оригиналы стали поступать Сиссону во 2-ой половине февраля, а в особенности — после 27 февраля. И вправду, поглядим на даты первых На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 2-ух оригиналов: 3 февраля (№ 46), 4 февраля (№ 45). В отношении их Сиссон в брошюре делает примечание о том, что ранее он имел их фото. Потом следуют документы от 7 февраля (№ 14), от 12 и 18 февраля (№№ 2 и 3), а после чего: 23, 25, 26, 27 февраля и 9 марта 1918 г. (№№ 26, 12, 13, 28, 30, 43, 31, 29). Если исключить документ от 9 марта, отправленный уже после отъезда Сиссона, то выходит На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, что из 12 номеров 7 имеют даты от 23 февраля и позднее, как следует, переданы в самом конце февраля. Сюда нужно добавить и оригиналы документов от 3 и 4 февраля, фотокопии которых были переданы ранее. Эта динамика отражает реальное развитие отношений меж Семеновым и Сиссоном, рост степени их обоюдного доверия, также ситуацию в Петрограде На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава в конце февраля — начале марта 1918 г. Вспомним рассказы Семенова и Оссендовского. С установлением некого порядка в Смольном стало вероятным добывать отдельные оригиналы, а позже началась паника и срочная подготовка к эвакуации. Потом рассказывается история про разбитые матросами ящик либо ящики и похищение оригиналов документов. Так они разъясняли Э На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава. Сиссону возникновение оригиналов. И он полностью веровал им. Сейчас поглядим на то, как сам Сиссон ведает в собственных воспоминаниях о получении документов. Правда, нужно подразумевать, что они писались им спустя существенное время после событий и после знакомства со свидетельствами Семенова и Оссендовского, относящимися к 1919–1921 гг.

Сиссон ведает о панике, охватившей союзные На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава посольства после взятия Пскова и Нарвы. Совещание послов пришло к решению эвакуироваться в Вологду, связанную жд веткой с Архангельском. Изготовления к этому отъезду делались заблаговременно, но момент настал 26 февраля. Ночкой позвонил южноамериканский консул Тредвелл из Москвы и сказал, что немцы вышли к станции Дно, откуда стальная дорога вела к Бологому На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, и жд сообщение меж Петроградом и Москвой могло быть очень стремительно прервано. 26 февраля грузилось само посольство, миссия Красноватого Креста, представительство, паспортный отдел, военная миссия. Робинс решил остаться. Сиссон имел деньком последнюю беседу с послом Фрэнсисом, а в полночь они поехали на Николаевский вокзал. В два часа ночи 27 февраля поезд На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава отошел4. 27 февраля было тихим деньком, как описывал его Сиссон и собственном дневнике. Военные оркестры игрались Марсельезу, красногвардейцы производили обыск в «Европе» в поисках орудия, посреди населения преобладало настроение биться, чего нельзя было сказать о правительстве5.

Вкупе с британцами уехал 26 февраля в Вологду и Бойс, выступавший советчиком и информатором Сиссона На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава. До середины февраля Сиссон следил за Семеновым и сделал вывод, что тот соединяет воединыжды обе «группы»: офицерскую «телеграфную» и «смольнинскую», достававшую фотокопии «документов». Себе он решал вопрос: является ли Совет Народных Комиссаров в этот момент прямым исполнителем приказов германского командования либо нет? Ответ на него могли дать только подлинные На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава документы Смольного. С этой целью, как пишет Сиссон, он и послал за Семеновым. Разговор происходил в присутствии Артура Булларда, главы петроградского отделения южноамериканского Комитета публичной инфы. «Я произнес ему, — вспоминал Сиссон, — что знаю, что он находится в контакте с 2-мя антисоветскими группами, и верю, что они имеют На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава общего управляющего, с которым я был бы рад повстречаться. Казалось, он ужаснулся моих слов, и причина этого мне стала ясной позже, но я уверил его в собственной искренности. Выяснилось, что мой анализ был неточным, что обе группы действовали независимо, но что он, Семенов, заходил и в ту, и На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава в другую, но являлся главой только какой-то из них. В этом качестве наши дела и продолжились»6.

Потом Сиссон ведает, как Семенов познакомил его с полковником Самсоновым, который произвел на Сиссона самое подходящее воспоминание собственной энергией и возможностями. Он предложил им каждый денек приносить списки бумаг, проходящих через руки их агентов в На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава Смольном, а он будет указывать, какие документы его заинтересовывают, чтоб они были бы сфотографированы и возвращены на место. Этим способом они и воспользовались до конца февраля. Когда же в Смольном начали срочно готовить документы к эвакуации, появилась возможность извлечь из дел документы, уже сфотографированные ранее, и новые На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, сходу в оригиналах7. Звучит все это внушительно, но, как мы знаем, только два документа из сфотографированных ранее были представлены потом в уникальной форме: от 3 и 4 февраля 1918 г. Сиссон утверждал, что он посылал в Вашингтон через посольства приобретенные им от Семенова до конца февраля свидетельства того, что Ленин и Троцкий повсевременно получают На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава германские приказы, некие из их страшного характеристики, как посылка агентов-агитаторов в союзные страны. «Так что мы были информированы, — продолжал Сиссон, — что немцы желают использовать Россию как базу для экспорта заговорщиков на наше Тихоокеанское побережье и сделать базу для собственных подводных лодок на российском Далеком Востоке»8.

Сиссон приписывает для На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава себя идею взлома ящиков, которая была с энтузиазмом встречена полковником Самсоновым и с опаской — Семеновым. Но последний позже согласился, что ее может быть выполнить, и сказал, что его «сотрудники» в Смольном готовы это сделать. Все это читается с юмором и даже с грустью: мы-то знаем, что никаких На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава служащих в Смольном не было. Был один Оссендовский, ему и надлежало срочно произвести документы, а Семенову — сочинить историю о том, как прошел взлом. Изготовления (другими словами изготовка «оригиналов») проходили с 27 февраля по 2 марта, а 2 и 3 марта Сиссон получил их. Это и были те 9 документов, о которых мы гласили выше. Вдохновляя На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава участников «рейда», Сиссон отдал им «достаточное количество рублей и умеренное число баксов в валюте»4. Совместно с Буллардом они ждали поступления документов на квартире 1-го из участников «группы» неподалеку от Таврического сада. Когда документы были доставлены, в комнате всего находилось, по словам Сиссона, 9-10 человек (в это тяжело поверить, потому что На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава это нарушало простые правила конспирации). В течение 2-ух часов, сидя за огромным столом, Сиссон и Буллард знакомились с документами. Был всеобщий экстаз по поводу удачного окончания «рейда». Буллард и Сиссон пожали руки каждому из присутствовавших, пожелали им фортуны и неопасного окончания их работы. Никто из их На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава не был схвачен большевиками, горделиво завершает этот рассказ Э. Сиссон10. По словам Семенова, Сиссон, получив «оригиналы», воскрикнул: «Теперь мне тут нечего делать!»11 На последующий денек, 4 марта 1918 г., он выехал из Петрограда в Финляндию вкупе с большой группой янки.

Таким макаром, подытоживая исследование передачи документов, мы можем сказать, что до личного На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава знакомства Сиссона и Семенова, которое вышло посреди февраля, Сиссон получил от него через Фрэнсиса «письмо Иоффе» и еще два-три документа. Он собирал сведения о Семенове через Бойса. После состоявшихся встречи и беседы Сиссон не стал считать Семенова единым главой «телеграфной» и «смольнинской» групп, как задумывался Бойс, и стал На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава разговаривать с ним как с человеком, возглавлявшим только «смольнинскую» группу, достававшую документы. Семенов потом познакомил его с полковником Самсоновым. Фигура эта вызывает некие подозрения. С одной стороны, сам Семенов нигде этой фамилии не именует, именует эту фамилию только Сиссон. С другой стороны, Оссендовский ведает о полковнике Николаеве, переодевавшимся бойцом. С На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава третьей стороны, наличие копий подлинных телеграфных переговоров у Сиссона непременно, хотя, может быть, они получены от Бойса, а не от полковника Самсонова конкретно. С четвертой стороны, конкретно Оссендовский приходил в Смольный переодетым, а не сказочный полковник Николаев. С пятой стороны, Сиссон в Петрограде Оссендовского не знал. В На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава конечном итоге: не мог ли таковой мастер мистификации и имперсонизации, как Оссендовский, исполнить несколько раз роль полковника Самсонова? Тем паче что в процессе «рейда» Сиссон ничего от полковника Самсонова не получил и сю роль в этой экспедиции смотрится совсем липшим.

Потом Сиссон предложил Семенову и Самсонову составлять списки проходящих через их агентов На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава документов, отмечать в их го, что он желал бы иметь, и фотографировать их. Таким макаром Сиссон получил от Семенова 40 фото документов, извлеченных типо из делопроизводства различных отделов Совнаркома. Кризис в Петрограде в конце февраля дал подсказку Сиссону идею похищения оригиналов документов конкретно из дел, упакованных, по слухам, уже На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава в ящики для отправки в Москву. Эти документы были получены им 3 марта. В тот же денек меж Эдгаром Сиссоном и Евгением Петровичем Семеновым (Коганом) был заключен и формальный контракт о передаче Сиссону документов. Семенов жутко страшился, чтоб в нем не было упомянуто слово «документы», а тем паче — приобретенные из Смольного На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава. Сиссон разъяснял это для себя тем, что Семенов страшился репрессий. Но нам-то ясно, что он не желал еще брать на себя проступка, который он и не совершал: ни 1-го документа из Смольного он не украл, они все были сочинены «ученым экономистом» А. М. Оссендовским. 4 марта На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 1918 г. Э. Сиссон в большой группе янки выехал из Петрограда в Финляндию.

Сейчас обратимся конкретно к самим «документам Сиссона» и дадим самую общую их характеристику по содержанию и форме. По хронологии самый ранешний документ относится к 25 октября 1917 г., а самый поздний — к 27 февраля 1918 г. Не считая того, как говорилось выше, один На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава документ был послан Сиссону вдогонку и был датирован 9 марта 1918 г. В то же время два печатных германских циркуляра, игравших роль приложений к одному из документов, относились к 1914 г., а один (именитый приказ Германского банка об открытии счетов большевикам) — к марту 1917 г. Эти приложения имелись в составе документов На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава первой серии и дают нам возможность установить общность их происхождения.

Общая направленность документов сводилась к последующему. Являясь с начала Первой мировой войны платными германскими агентами (см. документы первой серии, помещенные в приложении № 1), большевики 2 марта 1917 г. (никто не знает, какого стиля, старенького либо нового) получают средства от Германии, при помощи На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава которых захватывают власть. Уже 25 октября 1917 г. в Петрограде было открыто «Разведывательное бюро Огромного Генерального штаба» Германии, которое явилось основным центром указаний для Совета Народных Комиссаров. «Разведывательное бюро» диктовало всю политику, которую проводили Ленин, Троцкий, Зиновьев и пр., определяло все отношения Совнаркома с посольствами союзных держав, направляло политику по отношению к Украине На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, Финляндии, Румынии, Италии и пр. По прямым приказам Берлина, переданным через «Разведывательное бюро», а то и конкретно от германских Центрального отдела Огромного Генерального штаба либо Головного морского штаба открытого моря Совет Народных Комиссаров, Наркоминдел и Наркомвоен сформировывали отряды агитаторов и диверсантов для посылки на фронты, также в нейтральные и На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава союзные страны. Эти агенты, состоявшие из российских и евреев, подчинялись германским офицерам и лазутчикам, получая средства за свою службу от германских банков и промышленных компаний. В пронемецкую деятельность были вовлечены не только лишь новые органы Русской власти в Петрограде, да и сохранившееся старенькое учреждение «Контрразведка при Ставке», куда На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава были назначены новые комиссары и командиры, в большей степени евреи. Одним из основных объектов агрессивной деятельности Совнаркома по германскому указанию стал российский Далекий Восток, на который отправляются 10-ки агентов, планируется также перевезти по Транссибирской магистрали в разобранном виде германские подводные лодки, чтоб собрать их во Владивостоке и использовать против янки.

Какими На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава же методами достигалось это стршное воспоминание измены и предательства9 Предъявлением фотокопий и оригиналов документов, типо исходящих как от германских учреждений, так и от русских. Посреди обретенных Э. Сиссоном от Семенова и его «смольнинской группы» документов было 8 документов, «полученных» в Смольном от Секции М Центрального отделения Огромного На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава Генерального штаба Германии, 2 — от Генерального штаба флота открытого моря Германии, 4 — от Имперского банка и целых 18 документов от Секции R «Разведывательного бюро Огромного Генерального штаба» Германии, которое типо было сотворено в Петрограде по согласованию с Советом Народных Комиссаров уже 25 октября 1917 г.! Таким макаром, больше половины «документов Сиссона» — 34 из 53 — состояло из «вражеских» указаний На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, которые должны были производиться Русским правительством.

Да и само оно и его органы были тоже довольно обширно представлены. Здесь был протокол, лично подписанный высокопоставленными русскими комиссарами, один документ Народного комиссариата по зарубежным делам, 3 документа, исходящие от «комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами», а один — почему-либо На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава ог «Комиссии по борьбе с контрреволюцией и погромами». Гут было и «письмо Иоффе», которое мы тщательно разбирали выше. Но больше всего было документов «Контрразведки при Ставке» — 15 штук. Не считая того, в брошюре «Германо-большевистский заговор» были написаны факсимиле 9 писем «Разведывательного бюро», 2-ух — Секции М Центрального отделения Огромного Генерального штаба На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава, протокола с 4-мя подписями от 2 ноября 1917 г., 2-ух германских циркуляров 1914 г., также подлинных паспортов 1-го турецкого подданного и 1-го финляндского гражданина.

Эти фотокопии существенно упрощают дело источниковедческого анализа текстов «документов", а именно предоставляют возможность работать с эталонами машинописи (все документы написаны на российском языке на пишущих машинках, только два германских циркуляра были На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава написаны типографски), подписей и т. п. В то же время отсутствие фотокопий русских «документов» (не считая протокола от 2 ноября 1917 г.) затрудняет такие же исследования. Это принципиально выделить, потому что сами оригиналы и фото «документов Сиссона» в его фонде в Государственном архиве США. как мы уже гласили выше, отсутствуют. Потому На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава исследователь может оперировать только печатным текстом брошюры и машинописной копией начального Доклада Э. Сиссона.

В окончательном виде в брошюре 1-ая часть имеет общий заголовок: «Германо-большевистский комплот: Доклад Эдгара Сиссона, специального представителя в России». Доклад для большей уверительности разбит на 6 направленных на определенную тематику глав, меж которыми На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава и распределены вышеназванные документы. Это: глава 1 «Основной заговор» (The Basic Conspiracy), глава II «Роль Рейхсбанка», глава III «Германо-большевистский комплот против союзников», глава IV «Заговор для "похабного мира" — украинская двойная игра», глава V «Троцкий и Румыния», глава VI «Полная капитуляция (The Complete Surrender) — разная деятельность». В начальном докладе На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава Сиссона, с копией которого мы познакомились в архиве, документы меж главами разбиты несколько по-иному и некие главы названы по другому. Но для целей нашего исследования это не имеет значения. Отметив группировку документов самим Сиссоном, мы возвращаемся к группировке по учреждениям, от которых документы типо исходили.

Уже одно перечисление этих На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава учреждений: четыре германских, четыре российских да еще протокол и «письмо Иоффе» — дают представление о масштабе деятельности фальсификаторов. Все германские документы выполнены на «официальных» бланках, а письма «Разведывательного бюро», не считая того, снабжены и оттисками мастичной печати этого «бюро». Их необходимо было раздобыть либо сделать. Что касается документов, претендующих На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава на то, что они исходят от русских учреждений, то вопрос об их наружном оформлении решается сложнее. Только протокол от 2 ноября, типо подписанный Залкиндом, Механошиным, Поливановым и Иоффе, представлен в брошюре и в виде факсимиле. Видно, что он написан на машинке на ординарном листе бумаги, а не на бланке. Точно так же выполнено На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава и «письмо Иоффе». Тяжело сказать, на чем выполнен документ № 1, исходящий типо от Народного комиссариата по зарубежным делам. Это единственный документ НКИД во всей публикации. По виду его в брошюре можно заключить, что он написан на бланке, но без печати, только за подписями Залкинда и Поливанова. Потому что это На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава единственный случай использования бланка этого учреждения, то можно сделать предположение, что незапятнанный бланк был похищен из Наркоминдела. Решить этот вопрос совсем нереально. Вобщем, может быть, оригиналы «документов Сиссона» к тому же найдутся в Америке. Что касается документа № 38, исходящего типо от имени «Комиссии по борьбе с контрреволюцией и погромами», от На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 14 декабря 1917 г., но подписанного Залкиндом (!), то вероятнее всего это опечатка, так как документы №№ 17, 24 и 27 написаны на бланках «комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами». Если это опечатка, то она очень ранешнего происхождения, так как в начальном машинописном тексте Доклада Сиссона она уже имеется12.

Если же мы обратимся к размещенным На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава подлинным русским документам тех дней, то увидим, что никакого «комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами» либо «Комиссии по борьбе с контрреволюцией и погромами», вообщем не было. В ночь на 4 декабря, когда волна опьяненных погромов поднялась в особенности высоко, Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов сделал Комитет На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава по борьбе с погромами во главе с В. Д. Бонч-Бруевичем13. Его представители назывались комиссарами. Но какого-нибудь отдельного поста «комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами» не было сотворено. Комитет просуществовал до конца февраля 1918 г. В одном случае он был назван Комиссией по борьбе с погромами. Это упоминание в На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава левоэсеровской газете «Знамя труда» от 27 января (9 февраля) 1918 г. Но опять-таки слово «контрреволюция» в заглавие комитета либо комиссии не врубалось. 7 декабря, как понятно, была сотворена Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем, именитая ЧК, но в ее заглавии не было слона «погромы». Таким макаром, приходится констатировать, что бланк «Комитета На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава (комиссии) по борьбе с контрреволюцией и погромами» был подделан, а заглавие органа придумано фальсификаторами. Наружняя же критика «документов», написанных на этих бланках, невозможна, пока не будут обнаружены фото самих документов, обретенных Сиссоном.

Но в отношении документов «Контрразведки при Ставке» мы такую возможность имеем. Как уже говорилось выше, в фонде На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава «документов Сиссона» в Государственном архиве США хранятся никогда не публиковавшиеся материалы третьей серии, сделанные этим же Оссендовским и обретенные вице-консулом Имбри у посредника Акермана 4. В их составе имеется 8 докуменюв «Контрразведки при Ставке». И все это «оригиналы», написанные на бланках с угловым штампом и оттисками печати этого «учреждения На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава». Кс тати, оттиск этой круглой печати «К.-Р. отделения Ш. В. Г.» имеется на подлинном паспорте финна Вальтера Невалайнена в брошюре Сиссона (факсимиле документа № 43 и приложения к нему на стр. 22 брошюры «Германо-большевистский заговор»). Это указывает идентичность бланков и печатей, использованных А. М. Оссендовским для производства документов 2-ой и На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава третьей серий.

Сейчас нужно сказать несколько слов о бланках германских учреждений. Примерную критику формуляров и словоупотребления их угловых штампов отдал Дж. Кеннан в собственной статье о документах Сиссона 1956 г. Потому что статья эта все еще недосягаема даже большинству профессионалов, приведем вывод Кеннана полностью. Он основывается при всем этом на На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава германской брошюре «Die Entlarvung der Deutsch-Bolschewistischen Verschworung mit eitiem Vorwort des friiheren Ministerprasidenten Phillip Scheidemann. Herausgegeben vom Dr. Ernst Bischoff» (Berlin, 1919) (Разоблачение германо-большевистского комплота с вступлением бывшего министра-председателя Филиппа Шейдемана. Издано д-ром Эрнстом Бишофом. Берлин, 1919). Вот что писал Дж. Кеннан:

«В германской брошюре утверждается, что угловые На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава штампы представленных в документах Сиссона отделений Германского Генерального штаба являются разумеется липовыми. Наименование "Большой Генеральный штаб", которое бытует там, было отменено 2 августа 1914 г. и не восстанавливалось прямо до конца войны. Структура Генерального штаба никогда не включала в себя "Разведывательного бюро". Летом 1917 г. было сотворено "Разведывательное отделение" (переименованное На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава дальше в 1917 г. в "Отделение зарубежных армий"), от которого это "заглавие" и могло быть образовано. Штаб никогда не имел Российского отделения как такого. Эти и другие утверждения германской брошюры, касающиеся германских военных учреждений, были доказаны Госдепартаменту директором Отделения военной разведки Военного министерства США Мэтью К. Смитом в письме от На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава 17 января 1921 г. В дополнение к этим недостаткам было увидено, что буквоупотребление в угловых штампах (также и в германских циркулярах, включенных в приложение № 1 к "документам Сиссона") в неких отношениях архаично либо особенно и не припоминает употребляемое в аутентичных германских документах 1918 г. К примеру: Bureau заместо Вiiro, Abtheilung заместо Abteilung, Central заместо Zentral На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава»15.

В самой германской брошюре приводятся эталоны подлинных печатей и угловых штампов штаба и Разведывательного отделения в сопоставлении с использованными в «документах Сиссона». Мы помещаем их в приложении № 3 к данной книжке совместно с прототипом углового штампа «Контрразведки при Ставке». Это даст возможность исследователям направить внимание еще на одну На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава деталь. Это поразительное сходство типографских атрибутов, использованных как в бланках германских учреждений: «Разведывательного бюро», Центрального отделения Огромного Генерального штаба и Генерального штаба флота открытого моря, так и российской «Контрразведки при Ставке». Сначала — германские документы. Угловые штампы и циркуляра Огромного Генерального штаба от 9 июня 1914 г., и циркуляра Генерального штаба флота На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава открытого моря от 28 ноября 1914 г. (их факсимиле приведено на стр. 7 брошюры «Германо-большевистский заговор»), и «Разведывательного бюро БГШ» (см. факсимиле хоть какого из 9 документов в брошюре), и письма начальника «Русского отдела Германского Генерального штаба» наркому по зарубежным делам от 24 февраля 1918 г. имеют таковой полностью однообразный атрибут, как начертание знака «№» (номер документа На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава). Более того, полностью такое же начертание «№» мы находим и на бланке российской «Контрразведки при Ставке». Такое может быть исключительно в одном случае: все бланки (и российские, и германские) печатались в одной и той же типографии, на одних и тех же гарнитурах и, вероятнее всего, одним и этим На сцене Евгений Петрович Семенов 9 глава же наборщиком.


na-temu-razvitie-ipotechnogo-strahovaniya-v-rossii.html
na-temu-sliyaniya-i-poglosheniya-teoreticheskie-i-prakticheskie-aspekti.html
na-temu-sostavlenie-instrukcii-po-ohrane-truda.html